сказка о том, как матушка зима в яренске поселилась
Автор: Лилия Коржакова

Есть на русском севере, от вас совсем недалече, уютный старинный городок Яренск, что в Архангельской губернии, где живет в белокаменных палатах Матушка Зима…

В давние времена 21 декабря, в день зимнего солнцестояния, поднялась в тех краях такая сильная метель с сильным северным ветром, что крыши со многих домов сняло. В этот незабываемый день произошло чудо — у Мороза и Метели родилась дочка Зимушка-Зима. Об этом событии в летописи, что хранится в Спасо-Преображенском соборе Яренского городка, написано. С тех пор зимы в Яренске и его окрестностях просто сказочные.

Жила наша Зимушка с людьми всегда мирно да ладно: приходила в свой черед со снегом пушистым, денечками морозными, ясными, забавами зимними. Зимняя пора веселая: дети и взрослые с удовольствием новые игры со снегом придумывают… А вот сама Зимушка-Зима заскучала и поселилась в уютной избушке у леса на опушке, солила там снежки в березовой кадушке… Вы, наверное, и песню об этом слышали? Но жила она там не одна, а с верным спутником своим северным ветром Сиверко и дочкой Снегурочкой. Часто навещали ее Мороз-батюшка, Метель-матушка, многочисленные тетушки да дядюшки, и уж очень любили резвиться на заснеженной опушке озорные Снежики и Снежинки. Большая и дружная у Зимушки семья!

Лес, в котором наша волшебница живет и царствует, необыкновенно сказочный: высокие стройные сосны, пушистые ели, березы, осины, рябины, а грибов и ягод — видимо-невидимо. А воздух в лесу так сладок — невозможно надышаться. В лесном царстве помогают ей хозяйничать Лесовик да Леший с Бабушкой-Ягою: они и за зверьем присмотрят, охотников в избушке приютят, грибникам заблудиться не дадут. А вот Кикиморе лесной только красоваться да на болоте по кочкам скакать, правда всех, кто к ней придет, клюквой да морошкой вдоволь угостит. Глубоки и богаты рыбой местные озера, студеные родники чисты как слеза. Вдоль быстрых рек раскинулись луга заливные. Синеглинка, хранительница целебной синей глины, смотрительница рек, озер и родников там целебные травы собирает, от хвори вмиг она всех избавляет.

Все шло своим чередом, но случилось так, что зимы в наших северных краях стали теплыми… Не по нраву пришлось людям, что снег посреди зимы тает, вот тогда-то они про Зиму-Матушку вспомнили, на родину позвали, большой дом ей подарили, который был построен еще в начале XIX века местным купцом. Приняла она приглашение, перебралась на постоянное проживание в Яренск, на родину свою. С той поры зимнее время в Яренске снова стало самое сказочное, морозное да красочное. Матушка Зима со своими помощниками за этим строго следит.


В доме, от души ей подаренном, поселилась, порядки свои в нем навела, только вот всю его первозданную красоту она сохранила. Стал дом совсем не прост — в каждом его уголке чудеса происходят… Только про те чудеса сейчас я вам ничего сказывать не стану: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Вы лучше сами в гости к Матушке Зиме приезжайте, она хорошим гостям всегда рада, всех с душою принимает, а помощницы — красавицы ей в этом помогают.

Всех, кто к Зимушке нашей в гости пожалует, она
В тронном зале будет принимать,
В трапезной снежками угощать.
В мастерские заведет,
Где кружева свои плетет.
Есть лавка у нее умельцев местных,
Изделий много интересных.
Их вы сможете приобрести
Иль с мастерами вылепить, связать, сплести…
Позволит Зимушка спуститься в погребок,
Где хранит заготовки впрок.
Сокровищница в доме есть,
Где у нее богатств не счесть…

Я же не хотела ничего такого рассказывать! Да, это, в общем-то, самая малость.

А праздники у нас теперь какие… Фестиваль «Сказки Ленского леса» и летом шумит на всю Ивановскую, и зимой начинается с первым зимним днем и заканчивается большим праздником «Снежное кружево Зимы». Ярмарки, народные гуляния по праздникам… А зимних забав у нас сколько заготовлено! К приезду дорогих гостей сказочные жители Ленского леса всегда стараются в Яренск выбраться. Любят они общение, внимание, игры разные. И по Зимушке скучают, никогда не упустят повод ее навестить, с гостями пообщаться.

И Вас всех милости просим в Яренск — на родину Матушки Зимы!

сказ о черванском богатыре
Дорога долгая от бывшего поселка Пантый предстоит, а пока — одну загадку мы загадаем. С давних времен пытались жители деревень разгадать ее, а все не удавалось. А дело в том, что на лесном бору неподалеку от места, где стояла когда-то деревня Чёрва, можно увидеть ямы. И тянутся они одна за другой, впечатление такое, что проскакал по бору гигантский конь, оставляя за собой следы.

Загадку не разгадали, зато родилась в народе легенда, а точнее — Сказ о Чёрванском богатыре. Записал этот сказ со слов старожилов деревень Тохта и Чёрве летом 1965 года краевед К. Селиванов.

А и было это давным-давно:
Не при дедах наших, не при прадедах.
Прошли сотни лет, века прошли…
В ту пору наша матушка — река Яреньга
Меж крутых берегов текла, обрывистых.
Путь-дороженька ее у Юргино была.
А город-то наш Яренск древний
Назывался по иному тогда:
Еренеск было его имячко.
И еще он звался городом Еренским.
Глухой-лесной была
Наша милая сторонушка.
Во лесах дремучих дорог не было.
Лишь хозяин лесной — Топтыгин-медведь
Ходил-бродил без дороженек.
Поздно осенью медведи собиралися,
Собирались в стаи превеликие.
Они свадьбы справляли, резвилися…
По лесам лисиц, соболей полно было.
По ручьям да озерам бобры селилися,
Плотины, заводи понастроили.
Да и рыбы было тьма-тьмущая.
В реке щуки великие водилися.
Семга-рыба красная,
Что ныне деликатесной считается,
К нерестилищам пути прокладывала,
Через пороги да заломы перепрыгивала.
А лещей, окуней по омутам глубоким
Было столько, что лови — не выловишь.
В края лесные, захолустные
Приходили люди из далеких мест,
Даже с самой Волги-матушки.
Приходили — в дебрях укрывалися.
Тяжела, видать, у них жизнь была
На большой реке Волге-матушке.
Пришли волгари в сторонку незнакомую,
В деревеньку, что зовется Червою.
Остановились там, поселилися.
Не от сладкой жизни Волгу покинули.
Не от хлеба мягкого и вина хмельного,
Не от каши горячей с места сдвинулись.
Ушли от набегов разбойничьих.
От поборов поповских-монашеских.
От непосильных даней-податей.
Приглянулись волгарям леса северные.
Построили избу курную.
Вместо стекол пузыри звериные
Они в окна вставили.
Стали жить в избе семьей большой…
Раз в семье Болгарской пришло времячко
Одной женщине разрешиться от бремени.
Ушла родильница во скотский хлев
Свои муки укрыть от посторонних глаз.
По той женщине сразу не хватилися.
Не хватилися три дня и три ноченьки.
На четвертый день пошли искать ее.
Зашли волгари во скотский хлев.
Зашли, поглядели кругом, удивилися.
Диво дивное да чудесное увидели:
На скотской кормушке дите сидит
Роста-сложения богатырского.
Удивились волгари, испугалися.
Убить дите богатырское надумали:
Били-били дите, запыхалися:
Никак побои их впрок нейдут.
И сказало им дите богатырское:
«Уж вы не бейте, не старайтеся.
Ничем вам не убить меня.
Только от оси тележной мне смерть придет
Побежали волгари ось искать.
Не было от Червы путей-дороженек.
Не было в деревне и телег-колымаг.
Нашли волгари в лесу березу крепкую.
Срубили березу под самый корень,
Вытесали из нее ось тележную.
С осью во хлев вернулись неразумные.
Не одумались — убивать стали
Дите богатырское неповинное.
После первого удара дите живо было.
После второго удара живо осталося.
Только третьим ударом убили дите…
В это время из лесу
Топот конский вдруг послышался.
Прискакал к хлеву конь заседланный,
Конь заседланный без всадника.
В седельных сумах красно золото
Звенит-побрякивает
Стремена из серебра поблескивают,
На солнце весеннем огнем горят.
Прискакал, остановился богатырский конь
Остановился, взоржал три раза.
Ответа на ржание не последовало.
Опять взоржал богатырский конь.
И опять никто не откликнулся.
Третий раз взоржал конь заседланный,
Приглашая седока на свое седло.
Но, как прежде, тишина вокруг:
Убитый богатырь не откликнулся.
Повернулся конь и поскакал опять
По высокому бору Огкланшерскому
Вдоль крутого берега реки Яреньги
Скачет богатырский конь — лес качается
Комья земли величиной в копну
Из-под копыт коня разлетаются.
Доскакал тот конь до высокой горы
Что зовется теперь Скакальною,
Перепрыгнул-перемахнул через Яреньгу
Дальше путь коня лежал
Ко Цареву мысу за деревней Демасом
Не стало видно коня богатырского
Только ямы-следы на пути осталися.
Кому сказка эта чудной кажется
Кто не верит нам, сомневается.
Пусть пройдет по бору Огкланшерскому,
Что между Червой и Тохтой пораскинулся,
Не исчезли ямы-следы, не засорилися
Больше сотни их цепью тянутся
Вдоль старицы древней Яреньги.
Кто не верит молве прадедов
По иному тайну ям разгадать постарается —
Пусть расскажет потом нам, поведает.

Сказка о том, как Матушка Зима в Яренске поселилась
Автор: Лилия Коржакова

Есть на русском севере, от вас совсем недалече, уютный старинный городок Яренск, что в Архангельской губернии, где живет в белокаменных палатах Матушка Зима…

В давние времена 21 декабря, в день зимнего солнцестояния, поднялась в тех краях такая сильная метель с сильным северным ветром, что крыши со многих домов сняло. В этот незабываемый день произошло чудо — у Мороза и Метели родилась дочка Зимушка-Зима. Об этом событии в летописи, что хранится в Спасо-Преображенском соборе Яренского городка, написано. С тех пор зимы в Яренске и его окрестностях просто сказочные.

Жила наша Зимушка с людьми всегда мирно да ладно: приходила в свой черед со снегом пушистым, денечками морозными, ясными, забавами зимними. Зимняя пора веселая: дети и взрослые с удовольствием новые игры со снегом придумывают… А вот сама Зимушка-Зима заскучала и поселилась в уютной избушке у леса на опушке, солила там снежки в березовой кадушке… Вы, наверное, и песню об этом слышали? Но жила она там не одна, а с верным спутником своим северным ветром Сиверко и дочкой Снегурочкой. Часто навещали ее Мороз-батюшка, Метель-матушка, многочисленные тетушки да дядюшки, и уж очень любили резвиться на заснеженной опушке озорные Снежики и Снежинки. Большая и дружная у Зимушки семья!

Лес, в котором наша волшебница живет и царствует, необыкновенно сказочный: высокие стройные сосны, пушистые ели, березы, осины, рябины, а грибов и ягод — видимо-невидимо. А воздух в лесу так сладок — невозможно надышаться. В лесном царстве помогают ей хозяйничать Лесовик да Леший с Бабушкой-Ягою: они и за зверьем присмотрят, охотников в избушке приютят, грибникам заблудиться не дадут. А вот Кикиморе лесной только красоваться да на болоте по кочкам скакать, правда всех, кто к ней придет, клюквой да морошкой вдоволь угостит. Глубоки и богаты рыбой местные озера, студеные родники чисты как слеза. Вдоль быстрых рек раскинулись луга заливные. Синеглинка, хранительница целебной синей глины, смотрительница рек, озер и родников там целебные травы собирает, от хвори вмиг она всех избавляет.

Все шло своим чередом, но случилось так, что зимы в наших северных краях стали теплыми… Не по нраву пришлось людям, что снег посреди зимы тает, вот тогда-то они про Зиму-Матушку вспомнили, на родину позвали, большой дом ей подарили, который был построен еще в начале XIX века местным купцом. Приняла она приглашение, перебралась на постоянное проживание в Яренск, на родину свою. С той поры зимнее время в Яренске снова стало самое сказочное, морозное да красочное. Матушка Зима со своими помощниками за этим строго следит.


В доме, от души ей подаренном, поселилась, порядки свои в нем навела, только вот всю его первозданную красоту она сохранила. Стал дом совсем не прост — в каждом его уголке чудеса происходят… Только про те чудеса сейчас я вам ничего сказывать не стану: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Вы лучше сами в гости к Матушке Зиме приезжайте, она хорошим гостям всегда рада, всех с душою принимает, а помощницы — красавицы ей в этом помогают.

Всех, кто к Зимушке нашей в гости пожалует, она
В тронном зале будет принимать,
В трапезной снежками угощать.
В мастерские заведет,
Где кружева свои плетет.
Есть лавка у нее умельцев местных,
Изделий много интересных.
Их вы сможете приобрести
Иль с мастерами вылепить, связать, сплести…
Позволит Зимушка спуститься в погребок,
Где хранит заготовки впрок.
Сокровищница в доме есть,
Где у нее богатств не счесть…

Я же не хотела ничего такого рассказывать! Да, это, в общем-то, самая малость.

А праздники у нас теперь какие… Фестиваль «Сказки Ленского леса» и летом шумит на всю Ивановскую, и зимой начинается с первым зимним днем и заканчивается большим праздником «Снежное кружево Зимы». Ярмарки, народные гуляния по праздникам… А зимних забав у нас сколько заготовлено! К приезду дорогих гостей сказочные жители Ленского леса всегда стараются в Яренск выбраться. Любят они общение, внимание, игры разные. И по Зимушке скучают, никогда не упустят повод ее навестить, с гостями пообщаться.

И Вас всех милости просим в Яренск — на родину Матушки Зимы!
Сказ о Чёрванском богатыре
Дорога долгая от бывшего поселка Пантый предстоит, а пока — одну загадку мы загадаем. С давних времен пытались жители деревень разгадать ее, а все не удавалось. А дело в том, что на лесном бору неподалеку от места, где стояла когда-то деревня Чёрва, можно увидеть ямы. И тянутся они одна за другой, впечатление такое, что проскакал по бору гигантский конь, оставляя за собой следы.

Загадку не разгадали, зато родилась в народе легенда, а точнее — Сказ о Чёрванском богатыре. Записал этот сказ со слов старожилов деревень Тохта и Чёрве летом 1965 года краевед К. Селиванов.

А и было это давным-давно:
Не при дедах наших, не при прадедах.
Прошли сотни лет, века прошли…
В ту пору наша матушка — река Яреньга
Меж крутых берегов текла, обрывистых.
Путь-дороженька ее у Юргино была.
А город-то наш Яренск древний
Назывался по иному тогда:
Еренеск было его имячко.
И еще он звался городом Еренским.
Глухой-лесной была
Наша милая сторонушка.
Во лесах дремучих дорог не было.
Лишь хозяин лесной — Топтыгин-медведь
Ходил-бродил без дороженек.
Поздно осенью медведи собиралися,
Собирались в стаи превеликие.
Они свадьбы справляли, резвилися…
По лесам лисиц, соболей полно было.
По ручьям да озерам бобры селилися,
Плотины, заводи понастроили.
Да и рыбы было тьма-тьмущая.
В реке щуки великие водилися.
Семга-рыба красная,
Что ныне деликатесной считается,
К нерестилищам пути прокладывала,
Через пороги да заломы перепрыгивала.
А лещей, окуней по омутам глубоким
Было столько, что лови — не выловишь.
В края лесные, захолустные
Приходили люди из далеких мест,
Даже с самой Волги-матушки.
Приходили — в дебрях укрывалися.
Тяжела, видать, у них жизнь была
На большой реке Волге-матушке.
Пришли волгари в сторонку незнакомую,
В деревеньку, что зовется Червою.
Остановились там, поселилися.
Не от сладкой жизни Волгу покинули.
Не от хлеба мягкого и вина хмельного,
Не от каши горячей с места сдвинулись.
Ушли от набегов разбойничьих.
От поборов поповских-монашеских.
От непосильных даней-податей.
Приглянулись волгарям леса северные.
Построили избу курную.
Вместо стекол пузыри звериные
Они в окна вставили.
Стали жить в избе семьей большой…
Раз в семье Болгарской пришло времячко
Одной женщине разрешиться от бремени.
Ушла родильница во скотский хлев
Свои муки укрыть от посторонних глаз.
По той женщине сразу не хватилися.
Не хватилися три дня и три ноченьки.
На четвертый день пошли искать ее.
Зашли волгари во скотский хлев.
Зашли, поглядели кругом, удивилися.
Диво дивное да чудесное увидели:
На скотской кормушке дите сидит
Роста-сложения богатырского.
Удивились волгари, испугалися.
Убить дите богатырское надумали:
Били-били дите, запыхалися:
Никак побои их впрок нейдут.
И сказало им дите богатырское:
«Уж вы не бейте, не старайтеся.
Ничем вам не убить меня.
Только от оси тележной мне смерть придет
Побежали волгари ось искать.
Не было от Червы путей-дороженек.
Не было в деревне и телег-колымаг.
Нашли волгари в лесу березу крепкую.
Срубили березу под самый корень,
Вытесали из нее ось тележную.
С осью во хлев вернулись неразумные.
Не одумались — убивать стали
Дите богатырское неповинное.
После первого удара дите живо было.
После второго удара живо осталося.
Только третьим ударом убили дите…
В это время из лесу
Топот конский вдруг послышался.
Прискакал к хлеву конь заседланный,
Конь заседланный без всадника.
В седельных сумах красно золото
Звенит-побрякивает
Стремена из серебра поблескивают,
На солнце весеннем огнем горят.
Прискакал, остановился богатырский конь
Остановился, взоржал три раза.
Ответа на ржание не последовало.
Опять взоржал богатырский конь.
И опять никто не откликнулся.
Третий раз взоржал конь заседланный,
Приглашая седока на свое седло.
Но, как прежде, тишина вокруг:
Убитый богатырь не откликнулся.
Повернулся конь и поскакал опять
По высокому бору Огкланшерскому
Вдоль крутого берега реки Яреньги
Скачет богатырский конь — лес качается
Комья земли величиной в копну
Из-под копыт коня разлетаются.
Доскакал тот конь до высокой горы
Что зовется теперь Скакальною,
Перепрыгнул-перемахнул через Яреньгу
Дальше путь коня лежал
Ко Цареву мысу за деревней Демасом
Не стало видно коня богатырского
Только ямы-следы на пути осталися.
Кому сказка эта чудной кажется
Кто не верит нам, сомневается.
Пусть пройдет по бору Огкланшерскому,
Что между Червой и Тохтой пораскинулся,
Не исчезли ямы-следы, не засорилися
Больше сотни их цепью тянутся
Вдоль старицы древней Яреньги.
Кто не верит молве прадедов
По иному тайну ям разгадать постарается —
Пусть расскажет потом нам, поведает.
Made on
Tilda